Виртуальная выставка-обзор «Давайте люди, вспомним о войне»,

Добрый день! Говорят, что, когда грохочут пушки, молчат музы. Но от первого до последнего дня Великой Отечественной войны не умолкал голос поэтов. И пушечная канонада не могла заглушить его. Их яркие зарисовки, реалистичные репортажи с мест сражений, расходились на фронте среди солдат, поднимали боевой дух в тылу. Именно они – писатели и поэты-фронтовики, проведя свою молодость на полях сражений, донесли до нас историю человеческих судеб и поступков людей, от которых иногда зависела жизнь. Творческое поколение, рожденное войной поэты-фронтовики – это отдельное поколение героических личностей, испытавших на себе тяготы военного и послевоенного периода. Некоторые из них погибли на фронте, другие прожили дольше и умерли, как говорится, не от старости, а от старых ран, оставив после себя пронзительные стихи о тяжелых событиях тех лет. Сегодня в 80-ю годовщину начала Великой Отечественной войны хотим предложить вашему вниманию виртуальную выставку-обзор «Давайте люди, вспомним о войне», где расскажем об изданиях произведений поэтов-фронтовиков, имеющихся в фонде нашей библиотеки.

А сейчас хотим предложить вашему вниманию Поэтическую минутку «22 июня», где вы сможете познакомиться со стихами поэтов-фронтовиков о первом дне Великой Отечественной войны.

В канун войны

Брест в сорок первом.

Ночь в разгаре лета.

На сцене — самодеятельный хор.

Потом: «Джульетта, о моя Джульетта!» —

Вздымает руки молодой майор.

Да, репетиции сегодня затянулись,

Но не беда: ведь завтра выходной.

Спешат домой вдоль сладко спящих улиц

Майор Ромео с девочкой-женой.

Она и впрямь похожа на Джульетту

И, как Джульетта, страстно влюблена…

Брест в сорок первом.

Ночь в разгаре лета.

И тишина, такая тишина!

Летят последние минуты мира!

Проходит час, потом пройдет другой,

И мрачная трагедия Шекспира

Покажется забавною игрой…

Ю. Друнина

   22 июня 1941 года

Всё, всё у сердца на счету,

Всё стало памятною метой.

Стояло юное, в цвету,

Едва с весной расставшись, лето;

Стояла утренняя тишь,

Был смешан с медом воздух сочный;

Стекала капельками с крыш

Роса по трубам водосточным;

И рог пастуший в этот час,

И первый ранний запах сена…

Всё, всё на памяти у нас,

Всё до подробностей бесценно:

Как долго непросохший сад

Держал прохладный сумрак тени;

Как затевался хор скворчат —

Весны вчерашней поколенья;

Как где-то радио в дому

В июньский этот день вступало

Еще не с тем, о чем ему

Вещать России предстояло;

Как у столиц и деревень

Текло в труде начало суток;

Как мы теряли этот день

И мир — минуту за минутой;

Как мы вступали за черту,

Где труд иной нам был назначен, —

Всё, всё у мира на счету.

И счет доныне не оплачен.

Мы так простились с мирным днем,

И нам в огне страды убойной

От горькой памяти о нем

Четыре года было больно…

Нам так же больно и теперь,

Когда опять наш день в расцвете,

Всей болью горестных потерь,

Что не вернуть ничем на свете.

У нас в сердцах та боль жива,

И довоенной нашей были

Мы даже в пору торжества

Не разлюбили, не забыли.

Не отступили ни на пядь

От нашей заповеди мира:

Не даст солгать вдова иль мать,

Чьи души горе надломило…

Во имя счастья всех людей

Полны мы веры непреклонной —

В годах, в веках сберечь наш день,

Наш мирный день, июнь зеленый.

А. Твардовский

Тот самый длинный день в году

Тот самый длинный день в году

С его безоблачной погодой

Нам выдал общую беду

На всех, на все четыре года.

Она такой вдавила след

И стольких наземь положила,

Что двадцать лет и тридцать лет

Живым не верится, что живы.

А к мёртвым, выправив билет,

Всё едет кто-нибудь из близких,

И время добавляет в списки

Еще кого-то, кого нет…

И ставит, ставит обелиски.

К. Симонов

Спасибо за внимание!

Мероприятие подготовил ведущий библиотекарь Круглова О. Ю.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *